загрузка...


Простой вопрос

12.10.2017 - 16:17 Блоги 684
Загрузка...
1507322877_gruz.jpg (38.83 Kb)Из самых различных, и даже иногда из официальных российских источников, доносятся данные о стремительно возрастающем числе потерь российских войск и наемников в Сирии. При этом, толком пояснить, чем же это обусловлено, кто-то не может, а кто-то не хочет, и лишь изредка у кого-то хватает смелости сказать хоть что-то вменяемое. А говорят о том, что сирийская армия деморализована и разложена и воевать уже не хочет. При первой же ситуации, где им грозит опасность, сирийцы включают задний ход и оставляют россиян в гордом одиночестве, в коем те либо банально гибнут, либо попадают в плен. В плену же они понимают, что лучше было бы погибнуть в бою, ибо методы их казни – куда хуже.

В общем все толчется вокруг непонятных боем, непонятно за что. Если ИГИЛ снова отобьет Пальмиру, а к этому все идет, то верблюды будут кататься по песку от смеха даже в Сахаре. То есть, с точки зрения здравого смысла, россияне в там ведут операцию не по каким-то вменяемым боевым планам, а по сборнику анекдотов, из которого по нужде вырвано множество страниц.

Строго говоря, глядя на эту помесь цирка и Эсхиловской трагедии, возникает простой, в своей безобразности вопрос: «Что именно там делают россияне?» Причем, это именно прямой вопрос, предполагающий прямой ответ. Варианты о том, что они помешали прокладке газовой трубы или что-то там про сакральные места – слишком длинные и не прямые. Вот именно вчера, сегодня и завтра, что именно они там делают? Если получить прямой ответ на этот вопрос, то все остальное встанет на место.

Допустим, что мы не знаем, чего стоят официальные заявления российских военных или СМИ. Просто возьмем сводки боевых действий, где указаны результаты работы российской авиации или ракетчиков, не зависимо от способа базирования ракет. От прошлогоднего залпа «Калибрами» и до ежедневной бомбардировки фронтовой и стратегической авиации, отчеты примерно одинаковы – уничтожено несколько десятков складов оружия и примерно такое же количество штабов супостата.

Если склад у группы повстанцев еще как-то можно представить, то вот как себе россияне представляют их штабы – очень интересно узнать. Емли посчитать количество уничтоженных штабов, то Сирия уже побила все мыслимые и не мыслимые рекорды в области «штабостроения». Похоже на то, что там образовался улей штабов, ибо только уничтоженных штабов там уже не один десяток тысяч, а ведь есть же еще не разрушенные штабы. Это подтвердится завтра, когда на очередной налет будет списано уничтожения все новых штабов.

Но штаб это же не склад с амбарным замком и не помещение, а некий набор военных руководителей, которые формируют вопросы боевого планирования и прочих необходимых мероприятий. Значит, что в штабе должно быть хотя бы человек 10. Если записано уничтожение штаба, то вместе с ним уничтожено и с десяток людей. Если все это начать перемножать, то только руководителей боевиков и штабных офицеров, и только силами российских ВВС и ВМФ, набито более сотни тысяч голов. А ведь там же еще и склады уничтожали, и тоже десятками за раз. Их тоже кто-то охраняет, кто-то там занимается погрузкой-разгрузкой и т.д. А это значит, что и на складах народу выкошено немеряно. В общем, только согласно российским отчетам, все местные боевики должны лежать-валяться мертвыми.

Однако этого не происходит, ибо кто-то же пакует россиян в цинк и делает это со все большей скоростью и размахом. Из этого следует, что про штабы и склады россияне просто пошутили, а заняты они чем-то другим. Вот об этом и был наш вопрос – что именно там делают россияне?

https//i1.wp.com/defence-line.org/wp-content/uploads/2017/10/7524c63ab002d536ab35bb2f514.jpg Прямой ответ на прямой вопрос лежит несколько в другой плоскости просто потому, что уже в Сирии пошел третий год войны, а по резко подскочившему количеству потерь россиян кажется, что все только начинается. Как замечают сами российские наблюдатели, получающие информацию из первых рук, счет убитыми уже идет на сотни и только в последнее время. Там трудно отделить потери кадровых военных и ЧВК, являющиеся теми же самыми военными, только выведенными за штат МО, а потому – считают просто по головам, оставшимся на трупе или отделенным от оного. Они же, не сговариваясь, приходят к выводу о том, что для продолжения боевых действий хот в каком-то вменяемом режиме, Москва должна ввести в Сирию куда больше войск и по факту – всю боеспособную авиацию.

Как это не странно звучит, именно слабость российской авиационной группировки дала всплеск потерь. Дело в том, что россияне опрометчиво заявили о «бесполетной зоне» в Сирии, а высшие военные чины с ехидной улыбкой намекали на то, что будут сбивать любые неопознанные летательные аппараты, явно намекая на самолеты США и Израиля, чем отрезали себе путь для вменяемых комментариев ситуации.

А ситуация там такова, что авиация Штатов и их союзников, выполняет до трех четвертей всех боевых вылетов против ИГИЛ. Тот сбитый американцами сирийский Су-22, который пытался отбомбиться в районе, где присутствовали штатовские спецназовцы, стал легким намеком россиянам. Это как истеричке лепят пощечину, чтобы она вернулась в чувство. Американские ВВС показали, что имеют инструкции валить как сирийцев, так и россиян, если они как всегда «заблудятся». А именно на то, что американцам будет «слабо» россияне как раз и рассчитывали. То, что техническое и численное превосходство находится у американцев, Москва понимает четко. Даже турецкого намека им тогда хватило с головой, а про Штаты просто нет речи. Вопрос уничтожения всей авиационной группировки РФ в Сирии, решится в течение получаса силами любой из вовлеченных в конфликт сторон. Это легко может сделать даже Турция, не говоря уже об Израиле или США.

В общем, авиация союзников наносит большую часть авиационных ударов по тем целям, которые находятся перед фронтом сухопутных сил их союзников. Грубо говоря, они обеспечивают воздушную поддержку своим наземным операциям. Примерно то же самое делали и россияне, но случились две, неприятные для них вещи, которые и дали повышение урожайности трупов их военных.

Первая и, совершенно критическая, заключается в резком сокращении сил для проведения сухопутных операций. Как мы не раз писали, сирийская армия, как единая, сколоченная структура, перестала существовать. Ее боевой дух сломлен годами ведения самих боевых действий и главное – их характером, о чем – чуть позже. В любом случае, даже численность сирийских войск уже не та, что была, а их качество резко упало. Они бегут, сдаются в плен и дезертируют сплошным потоком. С учетом того, что иранцы явно встали в режим паузы, а вместе с ними и Хезбола, то весь растянутый фронт приходится держать россиянам, а значит – их надо поддерживать с воздуха теперь не в двух-трех точках, а по всему фронту.

И тут все встало на место. Сейчас россияне гневно осуждают Штаты за подыгрывание ИГИЛ, но не поясняют, в чем именно оно заключается, а иногда – просто выдумывают байки, которых мы вдоволь наслушались после сбитого малазийского авиалайнера. Нести откровенную чушь уже стало фирменным стилем российского политического и военного руководства. А все очень просто. Самолеты союзников утюжили не только цели в районе проведения сухопутных операций своих сил, но и насыпали ИГИЛ там, где с ними соприкасались россияне. Но за это, российские военные не должны были выходить из своих секторов и работать именно по ИГИЛ, а не по другим целям. Как известно, россияне никогда не отличались надежностью и всегда нарушали свои обязательства. Так неоднократно произошло и здесь, а Штаты нашли, как наказать лжецов. Они просто отозвали свою авиацию из районов, где копошатся россияне и это очень быстро поняли в ИГИЛ. Перед ними оказался противник без воздушной поддержки и с растянутыми коммуникациями. Результат проявился мгновенно и выразился кучей трупов. По большому счету, российским военным следовало бы вздернуть собственное военно-политическое руководство хотя бы за это.

https//i0.wp.com/defence-line.org/wp-content/uploads/2017/10/1443352820_0.jpg Понятно, что таких вещей россиянам никто рассказывать не станет, как не станет рассказывать и того, что кроме нескольких групп спецназа, оперирующих в Сирии, штаты не имеют собственной сухопутной группировки, ведущей боевые действия с ИГИЛ. Штаты поддерживают местные силы, которым поставляют оружие и оборудование, а те уже самостоятельно ведут боевые действия именно с ИГИЛ. Штаты же подтянули логистику и обеспечивают поддержку с неба.

Это обстоятельство решительно отличает применяемую тактику россиянами и американцами. Путин клялся, что сухопутной операции никогда не будет, и ВС РФ не будет участвовать именно в сухопутных мероприятиях. Даже воздушную поддержку он свел к отработке целей, указанных асадовскими военными. Здесь все – сплошная ложь. Россияне самостоятельно выбирают цели, тип боеприпасов и время нанесения ударов. Никто сирийцев не спрашивал и не спрашивает об этом. Наземная же операция действительно не планировалась, хоть и предполагалось, что за сирийскими подразделениями должны следовать суррогатные заградотряды, которые не будут давать алавитам драпать. Именно по этой причине там появились многочисленные бойцы ЧВК, часть из которых даже посадили на контракт с Асадом, якобы РФ тут вообще не при чем.

Но, как мы отмечали выше, длительность и характер общей операции, деморализовал сирийскую армию, и россиянам все чаще приходилось выдвигаться вперед, чтобы воевать вместо сирийцев. Тут мы подходим к ответу на заглавный вопрос.

Осенью 2015 года, когда Путин официально объявил о вводе войск в Сирию, это было обосновано необходимостью борьбы с ИГИЛ. Но очень быстро стало понятно, что ничего подобного Москва не планировала. На тот момент, с ИГИЛ были довольно прочные коммуникации, позволяющие не просто решать спорные вопросы, а даже проводить совместные мероприятия и не только военного характера, но и касающиеся торговли нефтью. Тем не менее, российский контингент активно включился в борьбу, но с кем?

Как оказалось, доктора Асада ИГИЛ волновал в последнюю очередь, ибо у этой конторы были расплывчатые цели, попахивающие маразмом, а раз так, то жизнеспособность этой искусственной организации правомерно ставилась под сомнение. При этом, хорошо просматривалась внешняя управляемость организации. Как потом стало понятно, Асад понимал, что внешнее управление не направлено против него. Зато резко против него выступали другие группировки и организации, жаждущие не просто сместить диктатора, но и придать его суду за длинную череду кровавых преступлений.

К 2015 году конфликт обрел радикальные формы и ушел корнями в религиозные и этнические пампасы. Грубо говоря, правящее алавитское меньшинство вступило в жесткое и кровавое противостояние почти с 90% населения собственной страны. Причем, характер его уже таков, что никакого примирения быть не может. Асад сжег все мосты и теперь алавитов вырежут если не сегодня, то завтра. Единственное для них спасение – запереться в прибрежной провинции Латакия, обнести свой анклав бетонными укреплениями и сидеть не дыша, пока их преступления хоть немного забудутся. Но на стороне Асада выступила Москва, которая решила придушить эти самые 9/10 населения и снова распространить власть алавитов на всю страну.

Собственно говоря, сама такая постановка вопроса уже кажется цитатой из психиатрического диагноза, но дело в том, что и Асад и Путин – классические пациенты психиатрической лечебницы для буйных, волею судеб оказавшиеся вне досягаемости эскулапов. Поэтому, Асад запросил помощи в решении этой абсурдной задачи, а Путин – согласился воплотить весь этот абсурд в жизнь.

https//i1.wp.com/defence-line.org/wp-content/uploads/2017/10/54.jpg Но для этого задачу надо было решать комплексно. Никакого иного опыта таких мероприятий, кроме совкового, у Путина просто нет, а совок всегда работал по одной схеме – уничтожение непокорного населения. Украина это знает четко и однозначно. Россия не раз и не два пыталась зачисть украинский народ от его духовной, культурной и политической элиты, а потом – просто от больших масс людей, чтобы посеять ужас в еще живых. Показательно совки действовали в захваченных Польше и Балтии. Там сразу же ликвидировались все, кто мог представлять угрозу – политическая, культурная и военная элита. Катынь должна для всех стать визитной карточкой РФ. Все эти Земаны, Орбаны и Шредеры, должны быть доставлены в Куропатский лес, где им следует подробно рассказать, что и для чего тут делалось. Может это включило бы им мозги.

В любом случае, РФ вошла в Сирию для того, чтобы старыми методами нагнуть большинство населения страны, снова под Асада, а делается это исключительно массовыми убийствами мирного населения. Чечня – в курсе. В общем, российская авиация два года подряд занималась исключительно технологичным уничтожением населения Сирии.

Для этого разработана специальная тактика, больше никем не применяемая и являющаяся почерком военных операций РФ. Уничтожение любого населенного пункта начинается с больниц и госпиталей. После этого – рушится остальная инфраструктура. С одной стороны, увеличиваются потери населения именно убитыми, ибо медицинскую помощь оказывать негде, не как и не на чем даже вывезти раненных или извлечь их из-под завалов. Кроме того, хорошо изучены аоведенческие реакции таких людей. Они уходят в подвалы домов, где скапливаются в наиболее надежных местах бетонных конструкций. То есть, они концентрируются в нескольких местах, которые потом и накрываются бетонобойными и вакуумными бомбами. Когда все закончится, масштаб этого преступления и метод его исполнения, подвинет даже СС с их газовыми камерами и крематориями.

Именно это и есть ответ на вопрос: «Что в Сиририи делает РФ?». Россия там убивает планомерно и неотвратимо. Этим она увлеченно занималась два года, пока это не поняли жертвы и не вгрызлись в землю и асадовцы, справедливо полагающие, что Москва скоро уйдет, как она это всегда делала, а к ним придут те, кого они убивали и спросят за все, в частности – за россиян. Поэтому они и сломались.

А теперь, когда ситуация изменилась, россиянам пришлось воевать уже не только с мирняком и с повстанцами в мирных городах, а с более-менее организованной структурой ИГИЛ, с которой возникли определенные разногласия. В свою очередь фундаменталисты увидели перед собой куда более достойную цель, чем асадовцы и теперь с упоением работают на уничтожение неверных, повышая свой имидж среди мусульман. Тут исчезает элемент братоубийства единоверцев и все становится на место.

В общем, россияне приехали в Сирию, как и в Украину, делать то, что им больше всего нравится – убивать. Но теперь в Украине у них не заладилось, ибо потери пошли такие, что Афганистан показался утренником в детском саду, а теперь и Сирия грозится вылиться в не менее веселое и красочное мероприятие. Так что, если идешь кого-то убивать, готовься к тому, что к тебе придут гости с такой же благородной целью.


Інші новини:






Loading...