загрузка...


9 мая и дебилы. Соотношения

5.05.2017 - 06:04 Історія 698 Джерело: anti-colorados

1002586-i_033.jpg (27.52 Kb)Мы намеренно не развиваем тему превосходства в количестве и качестве вооружений РККА перед Вермахтом, ибо это подробно сделали до нас Виктор Суворов и другие исследователи, но нас больше интересует вопрос о том, как Сталину удалось провести скрытную мобилизацию и ввести Гитлера в обман, скрыв масштабы военной группировки, находящейся у границ. Тот же Виктор Суворов пишет о том, что Гитлер и его Генштаб примерно обыгрывали известное соотношение атакующей и обороняющейся стороны как 3:1 и, в принципе, Сталин очень быстро приближался к этим показателям, но хитрые методы мобилизации, а также – сосредоточение сил в трех стратегических эшелонах, привели германский генштаб к ошибочному мнению о том, что они имеют приемлемое соотношение сил и средств для начала наступления. Из этого Суворов сделал спорный вывод о том, что Сталин хотел опередить Гитлера и ударить по германским войскам к 10 июля. Якобы, в этот момент была бы максимальная концентрация войск РККА. И еще важный посыл Суворова. Он отмечает, что ни Вермахт, ни РККА не предпринимали никаких мер оборонительного характера, а это значит, что обе армии готовились к атакующим действиям, без варианта перехода к обороне. Он подробно описывает комплекс мер, которые красная армия обязана была предпринять для обеспечения возможности перехода к обороне и отсутствие их указало на то, что идет подготовка к наступательной войне. Главный вывод – Сталин просто не успел и Гитлер ударил первым.

Как мы писали выше, Сталин не мог не знать состояние развертывания войск и если бы задача стояла в упреждающем ударе, то он контролировал бы ситуацию до такой степени, что мог это сделать в любой день июня. Не зря наблюдатели обращают внимание на заявление правительства совка от 19 июня 1941 года, где речь идет о том, что какие-то враги говорят о приближающейся войне между совком и Германией, так вот, никакой войны быть не может и так далее. Через 3 дня война таки началась. Официальная версия не дает вменяемого объяснения этому заявлению, но надо понимать, что такая тема могла подниматься публично только и исключительно по команде Сталина. Зачем это было сделано? У границ стоит более 2 млн. войск первого эшелона, техники, оружия и боеприпасов там больше, чем нужно войскам. Туда же идут литерные поезда, забитые личным составом второго стратегического эшелона, а третий эшелон – выдвигается к пунктам сбора вблизи железнодорожных станций и глядя на все это, Сталин из страха спровоцировать Гитлера, дает такое миролюбивое заявление? Так что официальная версия тут выглядит, как старый анекдот про чукчу и подводную лодку, ушедшую на северо-запад. Туда же отправим и эту версию.

У Суворова это поясняется необходимостью усыпить бдительность противника и выиграть время для полного развертывания войск. Но сам же Суворов пишет о том, что плотность войск уже и так была огромной и беспрецедентной. Это значит, что доразвертывание потоков идущих войск уже просто было не нужно для начала операции вторжения, а тем более, Суворов пишет о скрытности переброски войск, чтобы противник не смог понять конечный замысел всего мероприятия. Но тут возникает внутреннее противоречие в суждении Суворова. И так огромная группировка войск, уже стоящая перед противником, являла собой проблему, в плане маскировки, а ожидать подхода еще одного-двух миллионов бойцов, оставаясь незаметным – полный абсурд.

Мало того, широко известен факт запрета перехвата самолетов-разведчиков Люфтваффе, которые якобы нечаянно залетали вглубь территории совка. Напомним, был строгий приказ – не трогать разведчиков. Отсюда поползли слухи об измене, ибо самолеты вели аэрофотосъемку, которая приблизительно давала понять численность совковой группировки совковых войск. Между прочем, в дневнике Гальдера имеется почти ежедневное упоминание докладов генерала Рудольфа Богача, ответственного за аэроразведку. Так что разведка Люфтваффе не имела проблем в работе над прифронтовой полосой. Так же, как и с заявлением от 19 июня, это не может быть объяснено страхом спровоцировать противника, ибо по самолетам РККА имела кратное превосходство над Люфтваффе и никакого страха не могло быть в принципе. Кроме того, места сосредоточения войск были плотно прикрыты средствами ПВО, которым тоже был отдан приказ «не стрелять».

У того же Гальдера мы находим опровержение теории Суворова о том, что Сталин хотел скрыть масштабы своей приграничной группировки войск. Это трудно назвать как-то иначе, ибо если такая задача действительно стояла, то выполнена она была из рук вон плохо. 20 июня, в дневнике Гальдера помещена таблица с примерным раскладом сил на границе. Каждый может ее рассмотреть самостоятельно, мы же приведем итоговые цифры. Германия выделила для проведения операции «Барбаросса» 141 соединение дивизионного состава, РККА, в Европейской части, а фактически — у границ, куда не вошло все то, что стояло на Кавказе, Дальнем Востоке и других глухих местах – 213 соединений дивизионного состава.

Как потом выяснилось, германский Генштаб не знал и не мог знать о том количестве дивизий, которые Москва формировала прямо перед началом военных действий и которые только выдвигались к местам сосредоточения. В любом случае, там прекрасно понимали, что не имеют желанного соотношения 3:1 и просто не должны были решиться на наступление, ибо это было самоубийство. Но через день началось самое масштабное наступление в современной истории.

При этом, мы теперь знаем два ключевых момента. Германские военные были в курсе того, что общая численность войск противника превышает численность их войск и они не имеют необходимого перевеса для начала наступательных действий. Второй момент, в Москве внимательно следили за всеми передвижениями германских войск и прекрасно понимали, в какой момент те вышли на состояние полного боевого развертывания и когда они стали способны начать наступательные действия, но даже в этот момент войска имели жесткие указания – «стоять и не провоцировать». Что-то подобное нет-нет да и проскальзывает в воспоминаниях фронтовиков и они это называли изменой.

И действительно, в первые десять дней войны был расстрелян ряд крупных военачальников, на которых повесили всех собак, чем косвенно подтвердили наличие измены и она была вплетена в тот жгут ложных теорий, которые назывались: внезапность, неготовность и техническая отсталость. Измена скрепила всю эту конструкцию и она стоит в этом виде поныне.

Заканчивая эту предпоследнюю часть, мы хотим обратить внимание читателей на расхожие фразы, написанные в исследованиях и звучащие в фильмах: наибольшее количество потерь приходится на 1941 год, а в этом году – на самое начало военных действий. В первые дни, недели и месяцы совок поставил абсолютные рекорды по потерям убитыми, раненными, пленными и, особенно – пропавшими без вести. Последняя категория – наиболее показательно. Так вот, совокупные потери совка в первые дни никто толком даже озвучить не может, но практически вся приграничная группировка войск, более 2 млн. человек, выбыла по той или иной графе потерь. Грубо говоря, та подготовленная и вышколенная красная армия, которая «всех сильней» и « если завтра в поход», сгинула у границ, но сделала это не совсем так, как принято рассказывать. А вот Вермахт скрупулезно посчитал свои потери по состоянию на 30 июня и Гальдер приводит эти цифры не просто так, а в сравнении с другими кампаниями, проведенными Вермахтом, с разбивкой на категории потерь:

«С 22.6 по 30.6 наши потери составляют в общей сложности 41 087 человек = 1,64% наличного состава (при численности войск, равной 2,5 миллиона человек). Убито: 524 офицера и 8362 унтер-офицера и рядового. Ранено: 966 офицеров и 28 528 унтер-офицеров и рядовых. Потери офицерского состава по отношению к общим потерям: ранено — 3,3% (кампания на Западе — 3,1%), убито — 6,2% (кампания на Западе — 4,85%), пропало без вести — 1,5% (кампания на Западе — 2%)».

Это потери за 8 дней боев, когда наблюдался массовый драп. Но ведь кто-то вывел из строя эти 40 тыс. солдат Вермахта! По сводкам, приходящим с фронта, не везде, но в отдельных местах были отмечены ожесточенные бои, которые давали отдельные дивизии и корпуса. Наиболее тяжелая мясорубка оказалась под Бродами-Дубно-Ровно, где разыгралось самое крупное танковое сражение всех времен. Тысячи танков рубились почти целую неделю. Это как раз и был тот самый фланговый удар, о котором мы писали выше. Но по разным причинам, он выдохся и огромная масса бронетехники оказалась просто брошенной, без топлива и боеприпасов.

В своих мемуарах Жуков обходил стороной это мероприятие, хотя это была его работа. Даже попав в окружение под Белостоком, окруженная группировка отчаянно сражалась и было несколько моментов, когда почти удалось вырваться прямо через полосу танковой группы Гудериана. В конце концов, небольшой группе войск таки удалось выйти из окружения, но большая ее часть была уничтожена, как была уничтожена и другая группа дивизий, которая нанесла достаточно ощутимый урон из района Пинских болот.

Но самое главное не это. Средствами технической разведки было установлено, что централизованное управление войсками не утеряно и оно осуществляется из Москвы. Это не касалось частей попавших в окружение, но тем не менее, остальные войска поучали указания, проводили маневры и перегруппировки. Это не был сплошной и беспросветный драп. Мало того, оказалось очень преувеличенным расхожее мнение о том, что вся авиация РККА была уничтожена на приграничных аэродромах. Это – метафора. В небе развернулись настоящие баталии, но они оказались такими же фатальными, для красной армии.

Из всего этого вырисовывается картина, что наиболее ожесточенные бои, в первые часы и дни войны, происходили в местах, где была утрачена связь с центром, и наоборот. Эту неразбериху принято списывать на фатальные директивы №2 о том, чтобы не поддаваться провокациям, а потом — №3, которая предписывала переходить в контрнаступление. По Суворову и его последователям, директива №3 как раз и была той основной установкой для перехода в наступление, но она была дана слишком поздно. Спорить с этим нет смысла, ибо так оно и есть, но ключ катастрофы все же не в ней, а в директиве №2, которая прямо указывает на причины катастрофы, просто мы этого не хотим видеть.

Начало
9 мая и дебилы. Пролог
9 мая и дебилы. Немного официоза
9 мая и дебилы. Немного альтернативы
9 мая и дебилы. «Непобедимая и легендарная»?
9 мая и дебилы. Минус внезапность



Читайте також:
Інші новини:





Loading...